Воспоминания о разуме

Поведение людей выглядит очень сложным. Для него существует огромное количество терминов и описаний. Но природа скупа на законы. И все разнообразие происходящего обычно получается сочетанием  всего нескольких алгоритмов.

Когда мы учимся ходить или ездить на велосипеде, мы сначала думаем о том, что нужно сделать, а затем все это делаем автоматически. Потом нам трудно вспомнить, как мы ходим. А впоследствии не помним, как выключили утюг или как заперли дверь.  Информация о том,  что мы делаем постоянно, пропадает из сознания. Во взрослом состоянии мы не помним, как начали думать. В итоге нам кажется, что мы рождаемся такими, какие есть. И если мы получили травму, то можем забыть, как ходить. А если забудем как думать, то и вспоминать нам будет уже не зачем.

Все организмы должны контролировать себя, собирать и обрабатывать информацию об  окружающей среде.  Появившаяся угроза требует немедленного реагирования.  Новорожденные дети ничего не знают об окружающем мире.  Но то, что происходит внутри собственного организма, дети знают. Например, когда им холодно или больно, они начинают плакать. А так как люди с рождения способны понять друг друга по эмоциям, родители пытаются угадать, что имеют в виду их потомки.

Еще в пеленках ребенок начинает обращать внимание на то, что происходит вокруг. С этого момента родители начинают измерять и оценивать его поведение. В одних случаях они его хвалят, в других — наказывают. Нервная система ребенка воспринимает ситуацию такой, какая она  есть. Она попала  в такие условия, где есть система измерения поступков и ситуаций. И некоторые  результаты этих измерений должны сопровождаться эмоциями. 

Ребенок, как любой организм, пытается выжить. Он находится в условиях, когда единственной угрозой для него является негативная оценка взрослых. Ребенок пытается понять, как избежать этой самой большой  угрозы. А в лучшем случае — получить одобрение.

У нервной системы свой язык.  И ей надо привыкнуть к понятиям, которые передаются словами. Методом проб и ошибок ребенку удается разобраться за какое действие  или ситуацию можно получить ту или иную эмоцию взрослых. Для этого он пытается обобщить ситуации, в которые ребенок уже попадал. И на основе этих ситуаций пытается спрогнозировать возможные  эмоции взрослых.  Когда прогноз оценок ребенка совпадает с оценками взрослых, он убеждается, что действует правильно.

Постепенно  в памяти набирается большое  количество ситуаций. В них можно найти аналогии и построить их в систему от хороших до плохих.   При этом дети наблюдают эмоциональные состояния окружающих в различных ситуациях. Такая демонстрация привязывает эти ситуации к соответствующим эмоциональным состояниям. Ребенок играет, и воображение ребенка пытается воспроизводить нужные эмоции в нужных  ситуациях. Теперь нервная система ребенка ласкает и наказывает себя сама. Т.е теперь ребенок оценивает себя  и окружающие ситуации. Но воображаемые эмоции, это не то же самое, что внешние, и потребность во внешних положительных эмоциональных оценках сохраняется.

Итак, что же произошло:

Главная угроза негативных оценок окружающих в группе организмов превратились в основное правило безопасности. А главным приоритетом стало одобрение. Просто с момента рождения другие угрозы и приоритеты для детей были почти нереальными. Познакомившись с угрозами и приоритетами общества, нервная система оказалась в его системе ценностей, как в аквариуме. И теперь человека мало что будет интересовать вне стенок своего культурного аквариума. Все измерения ситуаций будут происходить относительно системы полученных ценностей. И вот эту систему эмоциональных оценок и измерений, помещенную в нервную систему человека,  мы называем разумом.

Люди думают, что они поступают и оценивают все самостоятельно. Действительно, люди думают и действуют сами, только принципы оценок тех или иных поступков у них всегда внешние. Когда люди оценивают ситуации, люди — это весы, а гирями на них выступает окружавшая людей информация. А так как информации очень много, люди ее проверяют только тогда, когда есть возражения. В остальных случаях информации просто верят. Самое большое количество оценок попадает в людей в детстве. Это как основа. Но и в течение  всей жизни человек будет интересоваться тем, что высоко оценивается в обществе. И если это стремление будет совпадать с детской эмоциональной основой, человек будет стремиться к новым принципам оценок.

Если же  в системе ценностей взрослого человека нормальным является образованность, то в таком случае  незнание может оцениваться как унижение. Именно этим объясняется консерватизм пожилых людей. Получается, что некоторые ценности могут меняться только в новых поколениях.

В цивилизации сама возможность физического выживания  почти совпадает с системой ценностей. То есть для того чтобы просто быть сытым, нужно сделать что-то, что может быть кем-то оценено. Из-за этого кажется, что люди действуют не ради оценок, а ради выживания. Но ранее родители доходчиво объяснили всем людям, что главная опасность — это негативная оценка.

Однажды усвоив  правила общества, люди никогда не престают измерять свое поведение и ситуации. Если что-либо меняется, изменение вычисляется, и нервная система приводит организм в подходящее эмоциональное состояние. Так, если вы идете в потоке людей, вас может коснуться человек в нечистой одежде. Если  вы это заметили, придет мысль посмотреть на место контакта — а вдруг вас испачкали? 

Если вас оскорбили, особенно в общественном месте, ваша нервная система сразу вычислит, что произошло нечто негативное. И обычно вы реагируете так, как принято реагировать. Если для вас считается нормой отвечать в такой ситуации, вы ответите. Если в вашей  норме игнорировать, вы не отреагируете на оскорбление. В последнем случае в вас присутствует другая система измерения, позволяющая оценить себя за игнорирование.

Избегать негативных оценок — это программа минимум. На основе этого минимума люди ходят одетыми, а не голыми, ходят в туалет, а не на пол, соблюдают минимальные нормы поведения.

Как максимум, люди будут пытаться совершить такие поступки, которых еще никто не совершал, чтобы эти поступки могли быть оценены системой ценностей, которую люди узнали ранее. Они будут стремиться к самым редким и крутым  видам деятельности. И внутри этих видов люди будут пытаться достигнуть успехов с максимальными оценками.
Все эти цели человек выберет исходя из ранее собранных ценностей. Но за эти поступки человек будет ожидать подтверждения в виде положительных оценок от окружения.  Это называется «интересно».

Совершенно необязательно делать научных открытий. Для интереса может быть достаточным купить какую-либо тряпочку и дождаться оценок окружающих. Или же купить занятный гаджет и показать покупку друзьям. Если такие попытки не дают оценок от окружения, то у человека появляется вывод: «Надоело».  Или появятся мысли о том, что он находится не в том окружении, которое способно оценить его поступки.

Если у человека остается надежда на то, что его деятельность может быть оценена хоть когда-нибудь, этого будет достаточно, чтобы продолжать усилия. И только когда есть полная ясность того, что его усилия не будут оценены никем и никогда, он прекратит их.  Это все равно, что создать и сразу уничтожить.

У организмов людей, как у всего живого, имеются физиологические потребности. И эти потребности люди комбинируют с системой ценностей. Люди всегда стараются убить больше, чем одного зайца. Если есть еду, то еще и в сочетании со своим, воспитанным вкусом. Если заняться сексом то, в таких условиях и с такими партнерами, которых человек может максимально оценить.  Любовь — это удачное сочетание ценностей в объекте обожания, как в отношении полов, так и в отношении всего остального.

Если человек приходит к мысли, что он не может получить оценок на основе своих способностей, он может убить себя. Именно собственная оценка себя, как человека никому не нужного, приводит людей к самоубийству. С другой стороны, человек может убить себя, потому что это высоко оценивается. На основе таких ценностей совершаются подвиги и действуют  идейные террористы. Как видите, стремление к жизни у человека не на первом месте. И если в системе ценностей человека появится отказ от секса, он от него откажется. Так, получается, что и секс у людей тоже не на первом месте. Инстинкты подавляются информацией. Меняется информация, меняются и первые места.

Все обращают внимание на то, на что обратили внимание многие люди. В этом смысле  кажется, что демонстрация человека по телевизору это признак  социального положения. Организм наблюдателей пытается понять, какие способности высоко оцениваются обществом.

Но создатели шоу тоже реагируют на ценности своего окружения. А так в этом  окружении ценности очень «гуманитарные», то и шоу получаются такие же. Гуманитарное поведение предполагает логику исключительно внутри аквариума ценностей.

А между тем если в обществе были бы одни гуманитарии, то до сих пор люди сидели на деревьях и ели бананы. Присутствие в средствах массовой информации исключительно гуманитариев, лишает возможности уважать себя людей очень многих полезных профессий. Профессия журналиста предполагает способность разобраться во многих проблемах и оценить различные достижения. Но эта способность ограничена ценностями гуманитарного образования.

Отдых не безделье, а то, что делать нравится. Работа может быть легкой, а отдых тяжелым  и наоборот. Но стараниями гуманитариев получается, что только их вид деятельности и отдых и работа одновременно. То есть источник удовольствия и дохода.

Люди читают книги, которые позволяют им пережить, переоценить поступки героев своими ценностями. Когда в сюжеты подмешаны новые приоритеты, люди могут сделать их своими. Так работает реклама.  Она, используя одни ценности, привязывает к ним ценности новые.

Фактически каждый человек — это часть информационной матрицы нашей цивилизации. Информация в организме нашей цивилизации, как ДНК, многократно продублирована в головах людей. А теперь она хранится и на разных  носителях. Таким способом достигается высокая надежность нашей цивилизации как информационного организма из людей и машин. А так как в цивилизации имеется много противоречивой информации, то некоторой  автономности человек может достигнуть, внимательно принимая в себя те или иные новые принципы оценок деятельности. Новым измерением нашей индивидуальности может стать наш взгляд на систему оценок цивилизации как бы со стороны.

В нашей культуре принято противопоставлять эмоции и логику. Считается, что если человек поступил эмоционально, то логики в этом нет. Наоборот, эмоции появляются именно тогда, когда наш организм посчитает, что их появление логично. Эмоции — это не измерение каких-то действий, это только демонстрация того, что измерение произошло секундой ранее. Если вы считаете, что поступаете интуитивно, то есть без видимых оснований, это получается не потому, что у вас есть связь с космосом. Это получается потому, что ваша голова подготовила результат без вашего сознательного участия.  Вспомните, как вы ездите на велосипеде или ходите. Точно также вы думаете. Но так как наука продолжает развиваться, не стоит исключать того, что не все системы связи между организмами уже открыты.

Еще…

Еще можно подумать о том, что такое перевоспитание. Это когда людей наказывают за то, что они хотели сделать или сделали. Перед наказанием стоит подумать о том, что требовали предки от этого человека. И когда людей арестовывают, если им не дать информации о том, чего им нужно начинать хотеть, они и не начнут хотеть ничего другого.

Подумайте  и о том, зачем вообще перевоспитывать кого-то в будущем? Не проще ли ранее не допустить попадания в людей каких-либо ужасных норм? А так как информация в цивилизации не пропадает, нужно лишь вовремя предоставлять людям контраргументы. Можно, даже нужно, опубликовать «Майн кампф» Гитлера, только с комментариями и оценками последствий. Тогда в человека попадет теория и возражения в одном флаконе.

Чтобы многоинтеллектуальная система общества могла думать, нужна коммуникация, загрузка информации и выгрузка этой информации в виде консолидированного мнения, с доведением этого мнения до всех членов общества. На планете нарастают возможности коммуникаций. Многочисленные сервисы в виде твитера, фейсбука и вконтакте предлагают начать общаться. Единственно, что не создают эти сервисы, это достаточное количество тем для такого количества общения. А также  эти сервисы не оказывают достоверных услуг по консолидации мнений пользователей по тем или иным вопросам общественной жизни. Т.е. не генерируют реального общественного мнения, оставляя эту важную деятельность усмотрение разного рода правителей через управляемые ими СМИ
В последнее время появилось очень много сетевых многопользовательских компьютерных игр. В эти игры, через сеть могут играть огромное количество игроков.  Так как для человека самое важное это эмоциональная оценка окружающих то, прибывая в такой виртуальной реальности, человек может утрачивать потребность в реальной жизни. Тенденция ухода в виртуальную реальность будет нарастать  по мере улучшения качества этой виртуальной реальности. Когда-нибудь виртуальная реальность станет настолько реальной, что будет превосходить реальность. Потом наступит время,  когда будут созданы многочисленные искусственные интеллекты на основе алгоритмов поведения описанных на этом сайте. Это приведет к тому, что для игр человеку уже не нужны будут другие люди. Точно также как подавляющее большинство современников не верят своему окружению, а верят имитации мнения общества в виде средства массовой информации. Мало того, игрок сам сможет задавать алгоритмы поведения для окружающих его искусственных интеллектов. Будет регулировать то, в какой степени эти интеллекты будут соглашаться или возражать игроку. Каждый человек сможет сформировать возле себя то общество, которое он посчитает нормальным. И иногда выходя из виртуальной реальности, игрок будет считать модель отношений созданных им в виртуальном обществе, нормальной и для реального общества. Что именно эти люди будут хотеть от  своих реальных собратьев, пока даже предположить трудно.